მთავარი აქტუალური არქივი კონტაქტი გამომცემელი
Стенограмма Московской встречи руководителей республик Кавказского региона - 3 сентября 1992 г.
Итоговый документ Московской встречи

1993 წელს, ვილნიუსში, ჩეჩნეთის ლეგიტიმური ხელისუფლების დაკვეთით და საქართველოს რესპუბლიკის პრეზიდენტის ზვიად გამსახურდიას თანამონაწილეობით გამოიცა წიგნი - «ეკლიანი გზა თავისუფლებისაკენ» / «Тернистый Путь к Свободе», რომელშიც შესულია წინამდებარე ფრიად საყურადღებო ისტორიული დოკუმენტები: 1992 წლის 3 მაისს მოსკოვში გამართული კავკასიის რეგიონის ხელმძღვანელთა შეხვედრის სტენოგრამა და იგივე შეხვედრის შემაჯამებელი დოკუმენტი. ორივე დოკუმენტს, ისევე როგორც სხვა ისტორიულ დოკუმენტებს, «აი ია.»-ს რედაქცია უცვლელი სახით გთავაზობთ.


Б. Н. ЕЛЬЦИН:
Разрешите мне на правах, как говорят, хозяина территории открыть нашу встречу, поприветствовать здесь руководителей Грузии, в том числе Абхазии, руководителей наших республик, я думаю, что приветствовать, кулуарно встречались с ними, тем не менее еще раз можно поприветствовать, средств массовой информации, нашу делегацию России, кроме представителей республик, руководителей Краснодарского края, Ставропольского края, Ростовской области, Министра иностранных дел, Министра обороны, исполняющего обязанности (надо было сказать прежде, конечно) Правительства Российской Федерации, Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации, который по Указу Президента возглавляет Комиссию, занимающуюся вопросами, проблемами Северного Кавказа, Кавказа вообще.

Конфликт, который произошел в Абхазии, я думаю, это понимают все, это сегодня с пониманием высказали все те, с кем мы встречались, в том числе с уважаемым Эдуардом Амвросиевичем Шеварднадзе, с руководителями Абхазии, руководителями республик России, краев и областей, понимают, что если мы сегодня о чем-то не договоримся, то может возникнуть большой пожар у нас на юге России, а мы еще, как говорят, слава Богу, имея 20 республиканских формирований внутри России, еще не пролили ни одной капли крови в разрешении различных национальных проблем, хотя у нас их тоже немало. Мы считаем, что мы не можем быть равнодушными и спокойно созерцать, когда гибнут сотни людей, когда есть опасения, что этот конфликт и пожар перебросится на территорию России, на наши кавказские республики, на наши Краснодарский, Ставропольский края и Ростовскую область и другие регионы.

Мы готовы содействовать, мы готовы помогать, мы готовы всячески, в любых вариантах быть посредниками, мы хотим, чтобы мы сегодня вместе договорились. Все-таки опыт смотрите, Дагомысского соглашения, которое мы подписали с Эдуардом Амвросиевичем Шеварднадзе по грузинско-осетинскому конфликту, принес свои плоды. Нельзя сегодня сказать, что он исчерпан, что уже все вопросы решены, но тем не менее то, что военное противостояние там закончилось, то, что там не льется кровь, это уже результат наших переговоров, и это дает надежду, что мы сегодня должны как-то договориться.

Я должен сказать для примера и еще, кроме нашего опыта с руководством Грузии, по Молдове, когда мы с Президентом Сне-гуром Молдовы, с участием руководства Приднестровья Смирновым, Маракуцей мы достигли соглашения, договоренности о разведении там военных формирований, образовании коридора, формировании там миротворческих сил военных, прекращении огня. И это было выполнено.

Это уже второй конкретный пример, когда можно за столом переговоров с уважением друг к другу, со своей позицией, конечно, не унижая никакую самую маленькую национальность, меньшинство национальное, ни в коем случае, а наоборот — с большим уважением относясь к национальным меньшинствам, разрешать такие конфликты именно путем переговоров. Тем более, что гарантом, посредником выступает Россия.

Мы давно уже отступили от наших бывших союзнических, имперских амбиций. Поэтому мы не хотим диктовать какие-то условия, мы не хотим ставить эти условия как предварительные для того, чтобы достигнуть соглашение. Мы не хотим формулировать то, что должно быть согласовано между сторонами сегодня. Нет, как большая великая держава, с которой Грузия имеет тысячелетнюю историю и имеет большое будущее наших отношений, я в этом убежден и уверен, и политическое, и экономическое, и культурное, и национальное, и духовное, и научно-техническое, и т. д. Большое будущее. Поэтому мы уверены, что с Грузией нам надо развивать наши отношения и сотрудничество, дружбу, партнерство, союзничество. Можно другие слова применять, и я убежден, что это нашим народам принесет только пользу, мир и лучшую жизнь.

Я сожалею, что наш министр иностранных дел не организовал до сих пор посольство в Тбилиси Российское, хотя установлены дипломатические отношения. Я его не критикую, я просто сожалею об этом. И думаю, что после выражения этого сожаления Андрей Владимирович немедленно среагирует.

Наша позиция в отношении того, что происходит в государствах, где есть какие-то национальные меньшинства, национальные образования. Принципиальное наше мнение — это целостность государства. Мы с этих позиций подходили в Молдове. Мы с этих позиций подходили во время обсуждения грузинско-осетинского конфликта, мы с этих позиций подходим и сегодня по разрешению грузинско-абхазского конфликта. И то, что руководители Абхазии, насколько мне известно, придерживаются принципа, что «да», какого-то разделения функций между собой, как и у нас в России происходит, и мы подписали такие договоры, но внутри Грузии — разделение функций между собой, мне кажется, что это самый реальный путь.

На примере России он показал, что это действительно и необходимо, и реально. Постепенно функции из центра (был Союз, а сейчас, скажем, Россия) передаем в республики, края, области. То есть эта вся сфера власти развивается не вверх, а наоборот — она развивается вниз своей пирамидой.

Подготовлен нашими представителями итоговый документ Московской встречи. Наверное, по ней, по итоговому документу будут какие-то вопросы. Но что я предлагаю для всех, уважаемые коллеги, друзья (стол оказался слишком большой для того, чтобы смотреть глаза в глаза, но я думаю, что это не проблема), все-таки дискуссии общие не вести. Мы встречались друг с другом, позиции довольно ясные. Нам сегодня надо найти решение по прекращению кровопролития. Первое.

Второе — сесть за стол переговоров, найти политическое решение вопроса об Абхазии. Что это будет: соглашение, договор, — это уже дело наше, это дело Грузии вместе с Абхазией.

Поэтому я бы предложил сегодня, сейчас, на нашем пленарном заседании, с учетом того, что работа велась и вчера министрами иностранных дел, министрами обороны и представителями всех, и России, и Грузии, и Абхазии, и сегодня уже с утра несколько вариантов появилось. Сейчас уже не известно, чей это вариант, по-моему, это уже такой вариант общий. Может быть, мы бы сразу, Эдуард Амвросиевич, Владислав Григорьевич, перешли к обсуждению этого документа и итогового и подписали его потом всеми сидящими за этим столом?
Пожалуйста, Эдуард Амвросиевич.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Спасибо, Борис Николаевич.
Вся наша делегация признательна Вам, руководству России за эту очень ответственную и очень важную инициативу — собрать нас всех за этим столом в связи с печальными, драматическими событиями в Грузии. И Вы правильно сослались на уже имеющийся у нас прецедент. Мы вместе с Россией попытались найти решения взаимоприемлемые тоже непростому вопросу, проблемы, которая коснулась конфликта между грузинами и осетинами. И первые такие обнадеживающие шаги сделаны.

К сожалению, более широкомасштабные и более драматические события возникли в Абхазии. У нас будет время разобраться в рамках нашего общего дома, поговорить и о причинах, и о последствиях. Мы должны это сделать в интересах нынешних поколений и будущих.

Я хочу заявить со всей ответственностью, что между грузинами и абхазцами, так же, как и между осетинами и грузинами, нет неразрешимых проблем. Все проблемы поддаются решению.

К сожалению, многие трудности накапливались годами, а некоторые десятилетиями. И сейчас, когда мы вступили в реальное формирование независимых демократических государств, нам надо научиться, я подчеркиваю, научиться политическими средствами решать эти накопившиеся проблемы.

Я заверяю вас, это не фраза, тем более, слова. Это готовность, несмотря на всю драматичность событий, найти именно такие решения. Я хочу сказать, Борис Николаевич, что очень тяжело вести переговоры и политический диалог после того, как уже пролита кровь. Но другого пути, другого варианта не существует. Только прекращение огня. Сейчас всем надо сосредоточиться на решение этой задачи и начало серьезного, солидного, конкретного диалога, для того, чтобы вывести наши народы из этого тупика, из этой кризисной ситуации.

Мне представляется очень важным, что именно Россия помогает нам сейчас. Это было так исторически. Помогает нам, братьям, по существу, найти общий язык. Но я думаю, что сегодняшняя наша встреча с Вами, Борис Николаевич, беседа наша имеет большое значение. Имеет большое значение в интересах установления мира не только в Грузии, но и в масштабе Кавказа, поскольку без учета русско-грузинского сотрудничества трудно говорить о мирном и стабильном контакте. Я согласен с Вашими соображениями. Мне кажется, если мы подпишем сего документ, может быть, в какой-то степени это отвечает одной стороне другой — не это самое главное. Самое главное — сам факт, что мы в таком составе собрались и договорились о том, чтобы вести политический диалог и решать эти проблемы политическими средствами. Я хотел бы поблагодарить Вас лично и всех наших, моих друзей, наших друзей, которые присоединились к нам. Я придаю этому огромное значение, взаимопониманию, которое формируется на сегодняшней встрече. Благодарю и за внимание, которое оказано всем нам, в том числе делегации Грузии.

Е. Н. ЕЛЬЦИН: Спасибо, Эдуард Амвросиевич. Перед тем как перейти уже к обсуждению конкретно каждой статьи итогового документа, есть ли еще у кого-либо из участников встречи какие-то заявления? Пожалуйста, Владислав Григорьевич.

В. Г. АРДЗИНБА: Я прошу прощения, Борис Николаевич. Хотел бы так же выразить благодарность руководству России за то, что она здесь выступила с чрезвычайно важной инициативой найти мирное политическое решение проблемы, которая волнует сейчас не только Республику Абхазия и Республику Грузия, но и волнует всех наших соседей, и близких, и дальних, и всех других. Мы чрезвычайно признательны за эту инициативу, за такую возможность постольку поскольку это предложение исходит от великого государства, являющегося постоянным членом Совета Безопасности, которое уже вносило огромную роль в стабилизацию обстановки, не только в различных регионах, но и во всем мире в целом.

У меня есть, конечно, многое, что можно было бы сказать в связи с той ситуацией, которая создалась в Абхазии, но я считаю, что сейчас обсуждение проблемы о том, что совершено, и проблемы оценки этих событий и так далее и тому подобное, может немножко увести нас в сторону от того, что нам сегодня надо решить. Сегодняшняя наша задача, как мы ее всегда понимали и как понимаем сегодня, это прекращение кровопролития и восстановление мира и спокойствия в Абхазии.

Учитывая это обстоятельство, я не буду здесь давать тех оценок, которые, с нашей точки зрения, полностью относятся к тем событиям, которые произошли и происходят сегодня в Абхазии, когда истребляется народ. Буду говорить только о нашем...

Единственное, первое для начала этого обсуждения, я бы хотел просить и обратиться к нашим гостеприимным хозяевам.

Дело в том, что Верховный Совет Абхазии утвердил полномочную делегацию для участия в этих переговорах. Я бы просил, чтобы эта полномочная делегация могла занять свои места за этим столом, потому что у нас есть мои помощники, которые нам бы помогали, иначе мы оказываемся в очень сложном положении при наличии вот карты такой. Если можно, я прошу, чтобы пригласили моих помощников. Спасибо. Вот все, что я хотел сказать.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Есть еще желающие вообще заявления сделать какие-то? Нет. Тогда давайте приступим, прямо по тексту. Давайте сверим. У нас, вообще, единый у всех текст? А то столько было вариантов. Я думаю, что около пятнадцати за эти двое суток, вообще могли и перепутать. Сейчас в последних синих корочках у всех этот вариант есть? Материалы к встрече. По одному бы. Давайте по последнему. Пятая страница — это единственный вариант, где написано «согласились» и фамилии. Вот давайте из этого варианта исходить. Вот этот вариант будем обсуждать. Итак, начинаем.

По преамбуле какие есть замечания? Нет замечаний. Согласились.
По статье первой какие есть замечания?

В. Г. АРДЗИНБА: У меня есть замечание, Борис Николаевич. Я думаю, что мы можем, конечно, пойти постатейно по всему тексту, но если мы не решим принципиальные вопросы, которые имеют главное значение для этого документа, то вряд ли это постатейное обсуждение от начала и до конца как-то даст нам возможность.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Я считаю, что как раз этот документ с какими-то правками и с Вашими пожеланиями, и других, он как раз и отвечает тому, той цели, какой мы хотим достигнуть, то есть прекращению кровопролития, мирному развитию там событий, сесть за стол политических переговоров, подписание соглашений других и т. д. Если что-то в тексте там не так, давайте мы подойдем, проведем политическую дискуссию. Слишком деловые все люди, сидящие за столом, поэтому я прямо спросил: есть ли замечания к первой части, к преамбуле.

В. Г. АРДЗИНБА: Мы получили этот текст, Борис Николаевич, вот сейчас, пять минут назад. Текста этого настоящего документа мы не видели, и если бы была возможность, хотя бы его внимательно тогда прочитать, потому что мы текст получили только сейчас, этот текст на руках мы не имели.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Владислав Григорьевич! Сколько Вам нужно тогда времени? Я бы так понимал, что все стороны вместе.

А. В. КОЗЫРЕВ: Я могу дать справку. Ситуация таким образом развивалась. Вчера вечером работали рабочие группы, как известно. Одна рабочая группа со стороны Грузии, одна со стороны Госсовета, будем говорить, и одна рабочая группа из представителей Вашей стороны. Был согласован с нами текст, от которого этот текст отличается четырьмя моментами редакционного, по существу, характера, отражающими прямое пожелание Президента Российской Федерации, высказанное сегодня утром, когда ( я ему докладывал этот текст. Изменения эти, как мне кажется, отражают интересы да и позиции, как они вчера излагались во время нашей с вами встречи, Владислав Григорьевич, заинтересованных сторон.

Во-первых, они уточняют, что обеспечивается строгий контроль по всему периметру зоны конфликта, а зона конфликта у нас определена в преамбуле как Абхазия.

Во-вторых, уточняется, что будет контроль и безопасность на соответствующих участках Закавказской железной дороги. Я думаю, что это тоже в общих интересах и, более того, это еще и в интересах третьих государств, скажем, Армении. И еще пару уточнений, которые, я думаю, при постатейном рассмотрении, просто не хочется сейчас занимать время, вы увидите. Так что по сути это тот же самый текст, который был вчера вечером согласован, с внесением двух-трех редакционных изменений, которые можно, мне кажется, совершенно спокойно обсудить сейчас, как и предлагает Борис Николаевич, при постатейном рассмотрении этого текста.

В. Г. АРДЗИНБА: Я прошу прощения. Как-то надо найти процедуру, но я должен сказать, что наши замечания здесь ни коим образом не учтены. Я, Андрей Владимирович, прошу прощения, вчера группа наша действительно работала вечером, предложения свои внесла. Сегодня утром мы опять эти предложения повторили. С тех пор мы никакого контакта не имели, получили текст, в котором наших предложений, к сожалению, нет.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Хорошо. Давайте мы эти предложения обсудим. Согласны? Хорошо. Тогда я еще раз повторяю: по преамбуле какие у кого есть замечания?

В. Г. АРДЗИНБА: По преамбуле, я бы просил, вместо слов Абхазской АССР, руководителей не Абхазской АССР, потому что в соответствии с Конституцией Абхазии она называется республика Абхазия. Если мы не делаем республика с тем, чтобы кого-то здесь ..................................., то тогда значит руководителей Абхазии, но не Абхазской АССР.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Тем более, далее по тексту везде идет Абхазия, Абхазии и т. д. Просто Абхазия, руководителей Абхазии.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Борис Николаевич, я извиняюсь, но мне говорили, что эта часть в преамбуле вчера была согласована. Если мы сейчас это снимаем, то тогда вообще-то осложнится проблема, поскольку переходим уже к совершенно другой части, переходит наша дискуссия: насколько было обосновано изменение статуса автономии. Это далеко уводит.

В. Г. АРДЗИНБА: Мы не настаиваем на том, чтобы здесь была записана республика Абхазия, так как государство называется. Мы не настаимаем. Но Абхазская АССР, так она не называется. Поэтому есть нейтральное название, с которым можно согласиться. Мы выступаем, чтобы этого не было и просим здесь тоже уступить. Будет Абхазия, это нейтрально. Это решает проблемы. Просто Абхазия, ни республика, ни АССР, Абхазия. Так как таковая Абхазия существует. Логика здесь есть.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ:
Я очень извиняюсь, но здесь присутствует та часть Абхазии, которая не соглашается с решением Верховного Совета, изменившим статус этого формирования государственного.

Т. НАДАРЕИШВИЛИ: Борис Николаевич, я в двух словах. Согласно Конституции 1978 года, Абхазия сегодня именуется Абхазской Автономной Советской Социалистической Республикой. Чтобы внести изменения в Конституцию, согласно этой же Конституции, которая у меня находится здесь, необходимо две трети голосов от общего числа депутатов. На сессии, которая была проведена 23 июля, 31 депутат, то есть фракция «Демократическая Абхазия» не присутствовала, и поэтому простым большинством голосов было переименовано наименование автономной республики.

Поэтому мы считаем, что для того, чтобы переименовать наименование республики, сессия должна принять решение закона двумя третями голосов. После этого можно именовать как сегодня предлагается. На сегодняшний день она именуется Абхазская Автономная Советская Социалистическая республика.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Я хотел бы обратиться к вам, Эдуард Амвросиевич, и вашим членам делегации, Владислав Григорьевич, и вашим членам делегации. Это не наш вопрос, не России, понимаете. Мы не можем и не должны участвовать в том, как именовать республику, то или иное национальное образование вне пределов Российской Федерации.

Поэтому, ну помогите нам. Давайте мы все-таки как бы упростим. Это же не международный какой-то документ, который будет утверждаться в Организации Объединенных Наций. Давайте назовем — Абхазия. Это неконституционно ни с той, ни с другой стороны. Ни по Конституции, ни по решению последнего Верховного Совета, просто Абхазия. И республика — Абхазия. Руководители Абхазии. Ну, помогите нам в этом. Иначе мы из этого клинча не выйдем вообще.

ფოტოზე: აფხაზეთის ტრაგედია / Трагедия Абхазии


ფოტოზე: აფხაზეთის ტრაგედია / Трагедия Абхазии
Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Может быть посмотреть, что дальше. Я пришел с таким настроением, что все это согласовано, понимаете?

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Я тоже считал так, Эдуард Амвросиевич, мы с Вами наиболее опытные люди из всех, может быть, сидящих. Не будем уж так, с точки зрения государственной, что ли, управления [ государственности. Мы должны как-то к этому относиться спокойнее. Я бы не думал, что вот тут нам надо сейчас название и зациклиться на названии и потом вот... Если бы действительно называть Республика Абхазия, да, мы вроде бы приняли одну сторону или там Абхазия. Ну, во всем мире она просто называется Абхазия. Как во всем мире называется Россия Россией, хотя она была РСФСР, Российская Федерация. Она называется Россия. Грузия называется Грузия. Это же наш документ. Я бы сказал, между нами документ. Надо ли нам, Эдуард Амвросиевич, на это... Мне кажется, там по существу у нас более серьезные есть по тексту вопросы. Нам надо будет с вами обсуждать.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Я не знаю, какие еще другие замечания. Может быть стоило бы..? Давайте снимем это и пойдем дальше.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Пока здесь поставим вопрос. Других по преамбуле вопросов нет. Статья I. Какие есть замечания по первой статье?

В. Г. АРДЗИНБА: Я хочу сказать о том, что мы как раз вчера этот вопрос обсуждали и с Министром иностранных дел. Свое мнение высказали, говорили об этом и экспертам. Здесь не решается самый главный вопрос: все, что сегодня происходит в Абхазии, связано с вводом войск. Отсюда все и произошло. Причем цель ввода войск — решение политических проблем путем силы.

Мы заявляли и заявляем, что мы свои решения на Верховном Совете ни о каком выходе из состава Грузии мы не принимали подобных решений. Наоборот, мы хотели нормализовать эти отношения путем заключения и установления договорных отношений того типа, которые существуют в цивилизованном мире и когда-то существовали между Абхазией и Грузией. Значит, проблемы там удержания территории путем силы, проблемы невозможности решения этих политических проблем и использования этой силы — нет этой проблемы. Мы решить ее можем за столом переговоров. Раз так, то пребывание там войск, которые направлены с этой целью, в нем нет никакой необходимости. Нахождение —• это источник всей конфронтации, всего военного конфликта. Поэтому я бы хотел, чтобы вы здесь действовали в соответствии с тем обращением, Борис Николаевич, вашим обращением и к руководству Грузии и Абхазии, в котором говорилось о том, что при наличии проблемы территориальной целостности и так далее, ставится вопрос о незамедлительном выводе войск и прекращении боевых действий. Я бы хотел, чтобы мы действовали в духе вот этого решения, потому что та формула, которая здесь предложена, этого вопроса не решает, этого вопроса здесь нет, то есть фактически эти войска на территории остаются. Раз это остается, то очень сложно выйти из этого состояния конфликта. Я бы просил, чтобы мы вернулись к той формуле, которая была предложена нашими представителями и обсудить ее с нашими коллегами.

Т. НАДАРЕИШВИЛИ: Обсуждая этот вопрос, наша сторона ставит также свои предложения по этому вопросу. В настоящее время на территории Абхазской автономной республики находится большое количество незаконных формирований, которые проникли к нам за последние несколько недель.

В первую очередь мы считаем, что все эти части должны быть выведены, которые пришли извне на территорию Грузии.

И второе. Противозаконно, антиконституционно была создана Национальная гвардия абхазская по национальному признаку, где служат только лишь одни абхазцы. Поэтому население оставить незащищенным мы не можем. И если этот вопрос будет решаться, он должен решаться только после решения первого вопроса.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Какие были задачи? Почему войска были введены? О чем мы с вами договаривались в принципе? В течение 6 месяцев Грузия и Армения, по существу, были в блокаде, изолированы, не функционирует железная дорога. Еще в Осетии было принято решение о передислокации этих подразделений. Мы здесь, вы помните, предлагали другую формулу, потом нашли более гибкую: «для выполнения возложенных задач на эти подразделения участники Комиссии придают соответствующее...», нет, я извиняюсь, не то читаю. «Осуществляющее разоружение, удаление из Абхазии, а также недопущение в Абхазию незаконных вооруженных формирований с тем, чтобы обеспечить строгий контроль I по всему периметру зоны конфликта», и потом идет. Эти же подразделения, которые будут дислоцироваться на территории Абхазии, они будут выполнять и эту функцию — охраны железных дорог, мостов и автомагистралей. Другого пути у нас нет. И если Россия будет помогать и те формирования русской армии, которые дислоцируются на территории Грузии, будут участвовать в этом процессе, мы будем признательны. Другую формулу найти нам очень тяжело и трудно.

ფოტოზე: აფხაზეთის ტრაგედია / Трагедия Абхазии


ფოტოზე: აფხაზეთის ტრაგედია / Трагедия Абхазии
Б. Н. ЕЛЬЦИН: Эдуард Амвросиевич и уважаемые члены делегаций, и Владислав Григорьевич, получается, что мы в самой первой статье, все другие вроде не вызывают сомнений, натыкаемся на самое главное здесь — недопонимание или по крайней мере противоречия.

Что бы я предложил. Все-таки исходя из доброй воли, исходя из того, что слишком тяжелые последствия, если мы сегодня не договоримся, это будут, конечно, тысячи погибших, и история никому из нас этого никогда не простит. Поэтому, если мы сегодня не выложимся полностью для того, чтобы прекратить этот военный конфликт, это, я бы сказал, историческое и трагическое недоразумение, которое возникло, и нам всем будет трудно решать и политические проблемы, и экономические, и реформы тоже будет решать трудно.

Что бы я предложил. Эдуард Амвросиевич, я хочу к Вам обратиться, и к Владиславу Григорьевичу персонально. Вот такую формулировку по первой статье. Что там, не говорю редакционно. Мне кажется, что надо отметить то, что стороны согласились о том, чтобы обеспечивать целостность Грузии. Это обязательно надо включить сюда, то есть, нет ни у кого подпольных мыслей разрушить целостность Грузии. А у России это вообще международный принцип. Мы так подходили к Молдове, мы так подходили к решению других региональных каких-то проблем — обеспечивать целостность государств. Вот, мне кажется, это надо записать. Прямо так и записать, Андрей Владимирович, вот об этом.

Второе. Безусловно, прежде всего — это расформирование, разоружение и вывод незаконно созданных вооруженных формирований, откуда бы они не происходили, с территории Абхазии. Это второе. С Россией они есть. Мы сегодня с руководителями республик, краев и областей обсуждали. Есть, скрывать нечего. Не смогли мы удержать. К сожалению, сейчас только мы перевалы все закрыли и т. д. Не все, имеются еще какие-то утечки, но меры приняты. Вот эту часть. Мы со своей стороны беремся, мы сегодня тоже обсуждали, на территории северо-кавказских республик, краев и областей принять меры по разоружению таких формирований на территории Юга России, примыкающей к Кавказу, потому что они там тоже формируются. В том числе мы имеем в виду Чечню. Я не буду здесь раскрывать наши меры, которые мы продумали.

Третье. Я бы просил, все-таки, Эдуард Амвросиевич, найти формулу вывода поступивших в последнее время войск для каких-то целей, или еще что-то, но эта формула, которую, если сегодня не принять, Эдуард Амвросиевич, после наших встреч я рассуждал и про себя думал, не принесет меры нам.

Ведь это не о большом контингенте речь идет. По моим данным, три тысячи. Я не знаю, может быть больше, может быть меньше, я за цифру эту не отвечаю. Что бы мог предложить? Я бы мог предложить, как говорят, как посредник, наши услуги. Давайте мы защитим железную дорогу, давайте мы защитим границу, давайте мы полностью перекроем границу по северу, чтобы не проникало никаких военных формирований. Причем я даже уже не спрашивая, это наше внутреннее дело, я уже на Совете Безопасности такую команду дал, это уже осуществляется. Давайте мы на территории Абхазии российские войска, чтобы в зонах конфликта, будучи нейтральными, тем не менее, все-таки, они обеспечивали какой-то порядок. Договоримся с вами о времени, это будет два-три месяца. Успокоятся, все будет нормально. Для нас это тяжело, мы же ведь никаких прямых интересов, кроме политических, кроме гуманитарных, кроме нравственных не имеем. Мы хотим помочь. Мы хотим помочь Абхазии, хотим помочь гуманитарно, хотим помочь Грузии. Мы с Эдуардом Амвросиевичем сегодня разговаривали. Мол, давайте, Егор Тимурович, подпишем, пока нет большого договора, экономическое соглашение с Грузией. И уж, конечно, иметь посольство, иметь там человека. Давайте подпишем соглашение.

Е. Т. ГАЙДАР: Конечно, разумеется.


Б. Н. ЕЛЬЦИН: Егор Тимурович согласен. Эдуард Амвросиевич, давайте быстро это сделаем. Это можно сделать в течение десяти дней, подписать экономическое соглашение между Грузией и Россией. Договор надо готовить, и мы за то, чтобы скорее его подписать.

Я бы просил Вас согласиться на эту форму. Через что-то Вам надо переступить. Я понимаю, да. Это спокойствие народов этого региона.

Т. И. СИГУА: Борис Николаевич, господин Ардзинба хочет придать этому конфликту только политический характер. Но, к сожалению, это не так. Начиная с января месяца, мы неоднократно предупреждали, что нельзя так себя вести. Начиная с января по первое августа 1992 года, нанесенный экономике Армении и Грузии ущерб исчисляется в 11 миллиардов рублей. Это был настоящий экономический саботаж против двух республик. В марте месяце было предпринято то же самое: перемещение войск с целью защиты железных дорог. Тогда никакого конфликта не было. Настоящая просьба руководства Абхазской автономной республики о том, чтобы вывести это войско, было выполнено сразу же. На второй день началось опять то же самое: грабеж железнодорожных составов, взрыв мостов, тоннелей, железнодорожного полотна. Вы посмотрите, что делается в Армении?! Вчера четыре раза звонил премьер, что народ уже голодает. Ведь пшеницы там ни грамма уже не осталось. А за это никто не отвечает.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Давайте дадим вам немедленно пшеницу. Почему-то когда по пшенице, по муке остался суточный запас в Армении, то Тер-Петросян немедленно позвонил ночью, и мы за ночь приняли решение и за ночь обеспечили пятисуточный запас прежде всего. Почему от вас нет таких просьб, вопросов, которые бы могли немедленно решить?

Т. И. СИГУА: Это же не решение. В течение шести месяцев... а это единственно жизненный путь для двух республик. Через Азербайджан ведь практически ничего не поступает из-за конфликта.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Вот министр обороны. Российская армия берет железную дорогу под свой контроль по всей территории Абхазии и обеспечивает ее функционирование. Мы предлагаем для нас непростое, но конструктивное предложение: берет под свой контроль, иначе мы не договоримся. Не договорившись сегодня, не думаю, чтобы кто-то взял на себя бремя такой ответственности, пожара по всему Кавказу.

ОТ АБХАЗИИ: Из взрывов, которые произошли на этой дороге, три взрыва всего было на территории Абхазии, а остальные были за ее территорией.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Это уточнение: Эдуард Амвросиевич, все-таки как мы...

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Борис Николаевич, я не ожидал, что дискуссия примет такой оборот, поскольку я считал и считаю, что то, что записано, — это достаточно гибкая формула, определяющая главную тенденцию, постоянное сокращение вооружений и вооруженных сил в этом регионе. Вот как это звучит: «Комиссия осуществляет». Комиссия грузинская и только грузинская сторона. «Комиссия осуществляет наблюдение за тем, чтобы после прекращения и соответствующих скращений вооруженные силы республики Грузия зоны конфликта не превышали уровня, необходимого для достижения целей настоящего соглашения». Я думаю, что давайте тогда запишем.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Не превышали уровня, который был до 1 августа. Давайте так.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Тогда, как мы можем прикрыть железную дорогу?

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Мы прикроем.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Нет. Это совершенно другое решение. Борис Николаевич, я очень извиняюсь, но я говорил Вам сегодня, какие отношения мы должны строить между двумя государствами. Если мы это сделаем, ни о каком завтрашнем дне говорить нам нельзя будет. Я, наоборот, сам просил совместно вооруженными силам'и или внутренними войсками осуществить нормальное функционирование железной дороги. Совместное.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Совместное, да. Мы не исключали участия и наших вооруженных сил и внутренних войск. Так, ведь, да, Эдуард Амвросиевич?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Да, так мы договаривались.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Но так мы и сегодня говорим: давайте мы вместе обеспечим безопасность железной дороги.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Но тогда у вооруженных сил Грузии, это не десятки тысяч, сегодня это полторы тысячи или чуть меньше даже, остается функция, остается миссия. А как можем ставить вопрос о выводе и правильно ли ставить в рамках одного государства, единого, целостного, как Вы правильно говорили, суверейного государства, вопрос о выводе с какой-то территории, с какой-то автономии даже. А тут показана главная тенденция, Борис Николаевич, постоянное стремление к сокращению. Будут нормально функционировать железные дороги, не будет и вопроса, не будет и проблемы.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Хорошо, Эдуард Амвросиевич. Еще один компромисс. Кроме того количества, которое необходимо для защиты железной дороги, обеспечения ее безопасности.
А как с ... формированиями?

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Все это должно быть полностью разоружено. Там же записано. Это остается. Незаконных вооруженных формирований недопущение, строгий контроль и т. д. Они полностью должны быть упразднены. Неузаконены. А то, что последний абзац или этой статьи, или предпоследний, кроме двух последних строчек, то, что Вы прочитали: «Комиссия осуществляет наблюдение за тем, чтобы после прекращения огня и соответствующих сокращений вооруженные силы республики Грузия в зоне конфликта не превышали уровня, бывшего на 1 августа этого года, кроме того, контингента, который будет необходим для обеспечения функционирования железной дороги».

ფოტოზე: აფხაზეთის ტრაგედია / Трагедия Абхазии

ფოტოზე: აფხაზეთის ტრაგედია / Трагедия Абхазии
В. Г. АРДЗИНБА: До 1 августа их там ни одного не было, поэтому никакого уровня там нет.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Тем более тогда. Что Вы тогда спорите? Это тоже уровень.

Т. НАДАРЕИШВИЛИ: Борис Николаевич, там находится сегодня воинское формирование, так называемая Абхазская гвардия, которое мы тоже считаем незаконным.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Да, и я тоже считаю, здесь и написано в третьем абзаце на второй странице, смотрите. Расформирование и удаление, недопущение незаконных вооруженных формирований и групп, с тем чтобы обеспечить строгий контроль по всему периметру зоны конфликта.

Т. НАДАРЕИШВИЛИ: Хорошая формулировка.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Формулировка достигнута после долгих дебатов, в том числе и с экспертами Грузии, и Абхазии.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: После долгих дебатов договорились об этой формулировке. Я очень извиняюсь, но мы не должны принять такого решения сегодня, которое может вызвать дополнительные осложнения. Мы не намериваемся держать там войска в 1,5 тысячи человек. Конечно, надо постепенно выводить и навести порядок другими силами. Но если сейчас мы согласимся с тем предложением, которое сейчас внесли, я не уверен, что сумеем остановить этот конфликт, погасить этот конфликт.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Есть, Эдуард Амвросиевич, и другая сторона. Если мы запишем в таком виде — ничего не изменится и конфликт »удет продолжаться. Не будет уверенности у абхазской стороны, что здесь еще не будет какого-то действия вооруженных формирований против каких-то объектов, жилищ и т. д.

А. X. ГАЛАЗОВ: Борис Николаевич, у меня есть конкретное федложение. Я предлагаю первый абзац первой статьи в такой редакции: «признавая территориальную целостность республики Грузия», дальше по тексту: «все участвующие в конфликте вооруженные формирования с 12.00 5 сентября прекращают огонь и любые применения силы против друг против друга».

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Хорошо.

А. X. ГАЛАЗОВ: Дальше. «До 10 сентября с территории конфликта выводятся все вооруженные формирования и вводятся смешанные миротворческие силы для контроля за ситуацией, точка».

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Мне кажется, интересный вариант. Причем я согласен, давайте мы обратимся вместе с вами к странам СНГ или СБСЕ и введем туда миротворческие силы. Если у вас есть какое-то недоверие к российским вооруженным силам или, может быть, считаете, что это недостаточно, давайте. Или обратимся к СНГ. У нас есть, между прочим, соглашение о коллективной безопасности, и там у нас 8 государств, обязанные направить. Согласна Украина направить, согласна Беларусь направить, согласен Казахстан направить. Давайте мы вместе направим туда. Я считаю, что Ахсарбек очень правильно предложил — направить миротворческие силы.

Т. К. КИТОВАНИ: Борис Николаевич, есть у нас осетинский вариант — не получится, потому что там сложнее дела. Сейчас я Вам скажу, почему. Проживающие там 250 тысяч грузинов — это большая часть населения Абхазии. И после этого конфликта, который перерос по всей Грузии, сейчас остановить его очень тяжело.

Те миротворческие силы, которые там будут, не смогут сдержать тот натиск, который будет и с Северного Кавказа, и с Юга находить туда.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Ваше предложение, потому что Вы по Осетии сработали, надо сказать, здорово. Это я Вам лично благодарен в том, что Вы сдержали свое слово. Ваше предложение в этой ситуации. Вы — министр обороны.

Т. К. КИТОВАНИ: Я думаю, что надо сперва — участие войск наших и ваших. Словом, должны придерживаться того, что разделить те функции потерриториально, и при разделении тех функций, которые будут участвовать там, можно обойтись без конфликта теми вооруженными силами, разделить те участки и можно утихомирить все на местах.

Раздел абхазского населения, раздел грузинского населения. Там в двух местах только можно определиться, где более густонаселенное, абхазское население и грузинское население. Это было бы реально и решило бы все вопросы.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Так, пожалуйста.

ფოტოზე: აფხაზეთის ტრაგედია / Трагедия Абхазии

ფოტოზე: აფხაზეთის ტრაგედია / Трагедия Абхазии
В. Г. АРДЗИНБА: Я хочу сказать о том, что, во-первых, у нас нет в Абхазии этноконфликта. Мы не находимся в состоянии войны и конфликта с грузинским населением Абхазии. Это первое.

Второе. Мы не находимся в состоянии войны с грузинским народом в целом и даже с республикой Грузия. Это совершенно иной, это политический конфликт, имеющий совершенно другие основания. Поэтому тут ставить вопрос о разъединении грузинского и абхазского населения в Абхазии нет никакой необходимости, потому что и грузинское население Абхазии в неменьшей степени страдает от того, что там сейчас производится. Так что нам их разводить не надо.

Что касается тех добровольческих отрядов, которые находятся на территории Абхазии, то мы твердо можем гарантировать то, что все они покинут пределы республики, их там не будет. Мы это твердо берем на себя обязательство, мы это выполним. Так что в этом смысле никаких вопросов не возникнет.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Хорошо. Я считаю, что вот эта часть миссии, она действительно решается, это очень важно. И у нас, все наши республики и края в этом не только заинтересованы, а очень обеспокоены. И они все примут меры, чтобы больше уже там притока не было этих сил. Соответственно мы закрываем и границу.

Поэтому я еще раз обращаюсь все-таки, Эдуард Амвросиевич. Ну, давайте подпишем передислокацию. Как? Это слово, по-моему, зацепило слух каждого. Передислокацию.

Т. И. СИГУА: Борис Николаевич. Этого вопроса вообще не было бы, если своевременно было бы принято разумное предложение — создать вооруженные силы на территории Абхазии, но нормальным призывом, не мононациональную, а как это происходит везде. Тогда была бы территория, армия, вооруженные силы и они бы охраняли бы. Этот вопрос и сегодня не снимается с повестки дня.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Я понимаю. Нет, мы с Эдуардом Амвросиевичем договорились не судить историю, не искать сегодня виновных того, что произошло. Да, произошла драма, погибли люди, все от этого страдают, мы, вы, все те семьи, в которых люди погибли, страдают. Да, но только давайте мы сегодня, не для оценок мы сегодня собрались, чтобы делать оценку этому, а для того, чтобы решить, как выйти из этого положения, как прекратить кровопролитие. Первое.

И второе. Спокойно сесть, ну мы же, Россия и руководство России сидит же за столом переговоров с Татарстаном и готовит договор. Двадцать республик внутри России, и мы же подписали федеративный договор, какие-то дополнительные соглашения, которые возникают с некоторыми республиками.

Мы без зацикленности идем. Давайте, подписывайте. Мы готовы максимум самостоятельности отдать вниз. Мы не хотим повторять ту имперскую амбицию прежнего Союза. Нет. Мы подписываем это соглашение, договоры в спокойной обстановке. И я думаю, что это как раз является гарантией того, что до сих пор все-таки нет на территории России конфликтов, связанных с тем, что погибают люди. Хотя бы вы согласились с этой фразой «передислокаций»... Уважаемый Министр обороны, согласитесь, и тогда мы пойдем дальше.

Т. К. КИТОВАНИ: Передислоцироваться можно. Поэтому я понимаю, что на территории Абхазии нужно дислоцироваться и там, и там, не... из этого Абхазию.

Передислоцировать все... Я так понимаю, что надо передислоцировать, где густонаселенные пункты, где охраняются железные дороги.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Передислокация для охраны железной дороги и каких-то объектов. То есть, для охраны.

Т. К- КИТОВАНИ: За пределами Абхазии это не должно быть, потому что...

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Пожалуйста, председатель комиссии.

Г. С. ХИЖА: Комиссия осуществляет наблюдение за тем, чтобы после прекращения огня и передислокации войск Вооруженные Силы Республики Грузии в зоне конфликта не превышали уровня, необходимого для достижения цели настоящего Соглашения. Вот вместо слов «соответствующих сокращений» написать: «и передислокация войск в Вооруженные Силы Грузии в зоне конфликта не превышали уровня, необходимого для достижения цели настоящего Соглашения».

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Не «передислокация», а «для охраны железной дороги и других объектов». «В целях». То есть, эта цель — только для Вооруженных Сил. Никакая другая, никаких гробов, никаких танков, никакой тяжелой техники нет.

В. И. ЗАРАНДИЯ: Глубокоуважаемый Борис Николаевич, мне хотелось бы поддержать Ваши основные все тезисы, которые Вы здесь излагали, и, в частности, о том, что до 1 августа. Это чрезвычайно важно.

Мне хотелось бы подчеркнуть, что такое состояние сегодня там настроений, что та армия, которая туда вошла и которая там действовала, те колоссальные нарушения прав человека, тот фактический геноцид, который проходил под этим лозунгом.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Не нагнетайте, пожалуйста, не нагнетайте. Призывы.

В. И. ЗАРАНДИЯ: Нам надо вперед думать. Давайте не будем.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Только конструктивные предложения. Любые эмоции сегодня исключаются.

В. И. ЗАРАНДИЯ: Согласен. Давайте не будем горячиться.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Я не хотел поддаваться эмоциям, знаете, мы договорились об одном — о составе делегации.
Условия... сами. Сейчас появились, я всех их уважаю, совершенно другие люди. Но так нельзя, наверное. Если переговоры мы ведем на государственном уровне, тогда давайте там... Еще там десять депутатов из... групп. И их пригласить, и тогда мы в течение года не закончим эту дискуссию.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Только те, кто должен подписать.
—: Вот список есть.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Но ведь сидят если, не будем же... просить...

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Я же ничего не сказал. Я же не реагировал.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: У нас места есть. А подпишут те, кто здесь есть, официально обозначены. Не будем отвлекаться.

Давайте, еще какие предложения? Давайте. Все-таки мы первую статью... Мне кажется то, что Галазов первую часть предложил, вот с первой частью согласны? Еще раз повторите, Ахсарбек Хаджимуратович.

А. X. ГАЛАЗОВ: Признавая территориальную целостность Республики Грузия, все участвующие в конфликте вооруженные формирования с 12.00 5 сентября 1992 года прекращают огонь и любое применение силы друг против друга.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Стоп. С этим предложением все согласны? Все. Принимается.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: В принципе можно и с этим согласиться.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Принимается?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Принимается.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Это, наоборот, усиливает. Это хорошо. То, что говорил. Целостность Грузии. Хорошо. Дальше.

А. X. ГАЛАЗОВ: Вторая часть этого же абзаца. До 10 сентября с территории конфликта выводятся все, вооруженные формирования. Я имею в виду и все добровольческие отряды, и ту сторону, которая принимает участие в военных действиях с абхазской стороны, и вводятся смешанные миротворческие силы для контроля за ситуацией. Причем я не согласен с уважаемым Тенгизом Калистратовичем, что нельзя применить здесь осетинский вариант. Речь идет о миротворческих силах, здесь можно договориться «смешанных», и в эти смешанные вооруженные силы могут входить и представители Грузии, и представители Абхазии, и России, и, может быть, других стран Содружества, но без миротворческих сил, по моим представлениям, там огонь не прекратится.

Я хочу напомнить уважаемому Эдуарду Амвросиевичу. Ведь мы же записывали несколько раз из нашего протокола: и в Цхенвале, и в Казбеке, чтобы огонь прекратили. Но до сих пор, пока вооруженные силы не были выведены за зону конфликта, огонь не прекратился.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: И господин Китовани подписал, Шойгу, хотя Шойгу не был для этого делегирован, и полномочия ему не были даны. Соглашение: прекратить с 31-го числа огонь. И что же, он прекращен? Нет.

Т. К. КИТОВАНИ: Я могу объяснить. Там около 200 человек, которые не контролируются нигде, которые могут каждую минуту, хотя и прекращение огня, они провоцируют всю эту систему. Это в зоне того, которые пришли оттуда. Они стреляют. Мы точно имеем данные.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Господин Министр! Я очень помню нашу Дагомысскую встречу. Когда Вы сказали: все эти группировки мы подавим. Ваши слова. Я их хорошо запомнил. И Вы действительно выполнили свое слово, понимаете? Мало того, что отвели с зоны конфликта. Вы и подавили эти группировки все, разоружили и т. д. подавили. Вы человек дела. Вы военный человек. Так что и тут считать, что попав с каких-то там формирований, тем более мы отрезаем, мы Вам гарантируем: больше никто не проникнет на территории Абхазии и Грузии, ну Абхазии. С этой стороны мы тут договорились с Эдуардом Амвросиевичем совместные пограничные силы создать, совместные, а со стороны Абхазии мы закрываем плотно, никто не пройдет больше. Разоружать на территории Абхазии нам неудобно. Это Вы давайте сами. У нас в вашей территории. Это мы договорились с вашими республиками и краями. Это мы сами разоружим и привлечем их соответственно к ответственности уголовной. Речь идет ведь о том, я считаю, еще и еще раз: давайте мы за рациональное зерно зацепимся все-таки. Передислокация в целях и на объекты железной дороги и других для их нормального функционирования. Не для военных действий, а именно для этого. Владислав Григорьевич, мне кажется, это формула.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Что если добавить вариант, что принимается к сведению, что после прекращения огня и удаления всех этих формирований незаконных, вооруженные силы Грузии приступают к реализации целей, ради которых они были введены: охрана железных дорог, мостов и т. д.
._________: Это война.
_________ : Что это?

Т. К. КИТОВАНИ: А что вы хотите, чтобы ушли из Абхазии, а 10—50 тысяч человек там оставили? И ваши осетины тоже там ходят, воюют. Что вы хотите с этого?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Мы можем погубить Цхинвальский эксперимент, понимаете.

Г. С. ХИЖА: Последний абзац дополнить этими «несоответсвующих сокращений»: передислокация войск, вооруженные силы Грузии в зоне конфликта не превышали уровня, необходимого для эстижения целей настоящего соглашения: охрана железной дороги и стратегических объектов. Все. И на этом кончить. Здесь есть и отвод войск, и уровень их, необходимый после достижения всех целей. Мне кажется, что это было бы правильно. Подумайте, Владислав Григорьевич, мне кажется, что это вполне устраивало бы.

В. Г. АРДЗИНБА: Это как раз вполне не устраивает. Войска должны быть выведены. Мы же во взаимосвязи. Здесь есть хорошее предложение: введены войска для того на территории Абхазии, чтобы гарантировать территориальную целостность Грузии. Вот главная цель. Других целей нет. Это все разговоры и рассуждения.

Но если мы здесь эту формулу находим и описываем, то есть тем самым решаем вопрос о том, что нет покушений на эту териториальную целостность, то тогда нет необходимости в том, чтобы это удерживать силой. Вот о чем идет речь.

ფოტოზე: აფხაზეთის ტრაგედია / Трагедия Абхазии

ფოტოზე: აფხაზეთის ტრაგედია / Трагедия Абхазии
Г. С. ХИЖА: Мы пишем, чтобы вооруженные силы не превышали уровень, необходимый для охраны, для достижения целей этого соглашения.

В. Г. АРДЗИНБА: Ну, уровень, необходимый для охраны... Эти войска сейчас находились в состоянии войны с населением, где они находятся. Это продолжение конфронтации. Войска должны быть выведены.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Упаси бог быть в состоянии войны с Россией Грузии, и Абхазии. Вот что страшно. Мы не удержим, я извинясь, добровольцев, как угодно их называя: в скобках или без скобок. Не удержим. Ни один руководитель республики от Северо-кавказской и краев и областей не удержит этих добровольцев. Это будут десятки тысяч. И с ними воевать? Бесполезно. Неужели мы не видим, куда мы идем. Это катастрофа, страшная катастрофа, человеческая. Это десять Нагорных Карабахов.
Объявляется перерыв на 30-ть минут.

(Перерыв)

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Уважаемые господа! За круглым столом нет, но в зале есть, поэтому, уважаемые дамы!

Отработан окончательный итоговый документ Московской встречи сегодняшней. Внесены две принципиальные поправки, которые были высказаны во время дискуссии. А дискуссии на этом закончились. Первая поправка в конструирующей части вместо Абхазской АССР — Абхазия. Вторая поправка — это статья I. Я ее прочитаю полностью, поскольку она имеет несколько изменений.

Статья I. Обеспечивается территориальная целостность Республики Грузия.

Все участвующие в конфликте вооруженные формирования с 12.00 5 сентября 1992 года прекращают огонь и любое применение силы друг против друга. При этом участники конфликта обязуются до вступления в силу прекращения огня воздерживаться от каких-либо наступательных действий.

Одновременно создается Комиссия по контролю и инспекции из представителей, назначаемых органами власти Грузии, в том числе Абхазии, и России. Комиссия обеспечивает соблюдение прекращения огня, выполнение других положений данного соглашения в соответствии с разработанными ею процедурами.

Для выполнения возложенных на нее задач участники Комиссии придают ей соответствующие подразделения, осуществляющие разоружение, расформирование и удаление из Абхазии, а также недопущение в Абхазию незаконных вооруженных формирований и групп, с тем чтобы обеспечить строгий контроль по всему периметру зоны конфликта.
Комиссия осуществляет наблюдение за тем, чтобы после прекращения огня и передислокации войск вооруженные силы Республики в зоне конфликта не превышали согласованного уровня, необходимого для достижения целей настоящего соглашения (охраны железной дороги и других определенных объектов).

Рекомендации Комиссии незамедлительно рассматриваются властями всех уровней.

Вот два этих замечания. Мы с председателем Госсовета Грузии Эдуардом Амвросиевичем Шеварднадзе подписываем этот итоговый документ. Все те, кто за круглым столом, есть фамилии и написано «согласились». Дело совести и политической интуиции каждого из вас — как поступить. У меня все.

Эдуард Амвросиевич, мы согласны подписать?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Да.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Я подписываю.

В. Г. АРДЗИНБА: Борис Николаевич, может быть не торопиться, одну минуточку и все же нас выслушаете.

Насколько я понимаю, конфликт происходит в Абхазии. Коль скоро решается судьба Абхазии, наверно хотя бы надо элементарна выслушать и наше мнение тоже.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Вы его высказали. И не один раз. Мы вас заслушали и не один раз.

В. Г. АРДЗИНБА: Борис Николаевич, в нашем обращении к руководству Грузии и Абхазии сказано о незамедлительном выводе войск и прекращении боевых действий.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Это имеется в виду и в этом документе.

В. Г. АРДЗИНБА: В данном документе этот вопрос не решается.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Нет, решается. Каждый интерпретирует как хочет. Я как Президент интерпретирую именно так и гарантирую позицию России ни в коем случае, чтобы интересы Абхазии не были ущемлены после нашего сегодняшнего подписания документа. Одновременно, чтобы были политически решены вопросы между вами внутри Грузии, Грузия—Абхазия, и одновременно Россия будет обеспечивать северную защиту для того, чтобы ни в коем случае не способствовать какому-либо обострению ситуации в Абхазии. Мы за то, чтобы защитить и народы Абхазии, и народы всей Грузии полностью, в том числе Абхазии. И я думаю, кто не подпишет, очень серьезно, будет со своей совестью долгие годы бороться, как же все-таки он поступил: «за» свой народ или «против» своего народа. Больше дискуссий сегодня не будет. Кто не хочет подписывать, это дело лично каждого. Я просил бы дать сразу на подпись Эдуарду Амвросиевичу этот документ.

В. Г. АРДЗИНБА: Я думаю, это политика силового давления, которая ни в коей мере не учитывает интересы Абхазии. Насколько я понимаю, тогда надо было просто направить нам документ, который вы подписали, не учитывая наши интересы. Вот что происходит, и я, Борис Николаевич, удивлен, все же это важный документ и мы могли продолжить его обсуждение с тем чтобы... Есть здесь и другие моменты, которые следовало бы учесть. Фактически, эти моменты не учитываются.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Не может Президент Российской Федерации позволить себе каждую строчку выискивать, где, что и как. Мы решаем общие принципиальные вопросы. Но очень принципиальный вопрос — о прекращении огня, о выводе вооруженных формирований, законных, незаконных и так далее, об охране железной дороги, об охране социальных объектов, об охране граждан, о защите их прав и интересов. Мы все отразили в этом документе, это не с позиции силы. Мы также решали по Осетии, по Приднестровью и это принесло положительные итоги, если в это не встревают некоторые лидеры, которые имеют определенные свои интересы и которые не соответствуют интересам своего народа. Я прекращаю на этом дискуссию, прошу больше не высказываться. Прошу подписываться тем, кто согласен. Эдуард Амвросиевич, вы подписали? Хорошо. Мы два должны документа подписать. Один документ?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Я подписал.


(Подписывают документ)

ფოტოზე: აფხაზეთის ტრაგედია / Трагедия Абхазии

ფოტოზე: აფხაზეთის ტრაგედია / Трагедия Абхазии
В. Г. АРДЗИНБА: Я бы просил, Борис Николаевич, рискуя вызвать ваш гнев, обратить внимание на то, что в этом документе даже не ставится вопрос о конституционных органах власти, которые упразднены в результате введения войск, то есть фактически мы признаем то, что произведено в Абхазии.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Нет, мы не вмешиваемся во внутренние дела. Это дело Грузии вместе с Вами. Кстати, там есть одна статья, касающаяся этого вопроса. Пожалуйста, продемонстрируйте, Андрей Владимирович, прочитайте.

А. В. КОЗЫРЕВ: Владислав Григорьевич прекрасно знает. У Вас есть два эксперта, которые вчера ночью сидели и все это согласовывали. Вы спросите у них.

В. Г. АРДЗИНБА: Документ важный. Во всяком случае за полчаса дать! Сейчас тоже новый текст принесли. Нужно же дать полчаса обдумать. Это же все же важный документ, Борис Николаевич. Я понимаю, что мы маленькие и с нами как-то можно не считаться. Я думаю, политику мы, конечно, не делаем. Это я понимаю. Но все же, так осуществляется геноцид против народа. Это самый настоящий геноцид. И, понимаете, в этих условиях вот так с нами, нас даже не выслушать и заставить нас подписать документ, ей Богу, это несправедливо. Я перед Богом это говорю, что несправедливо. Может быть, мы все же вернулись бы, Вы дали бы возможность хотя бы через полчаса это обдумать и найти форму. Я бы Вас очень просил об этом, Борис Николаевич.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Я считаю, что Вы неправы. Мы Вас выслушали достаточно внимательно и, по крайней мере, шесть или семь раз, Владислав Григорьевич, уважаемый. И я думаю, что Вы должны быть благодарны, что мы выполнили такую миссию и все равно защитим Вас, все равно. И Армия, и гуманитарная помощь, и продовольствие, и поставки, и т. д. Это мы с Вами особый будем иметь договор. Между прочим, это не возбраняется и не противоречит законам Грузинской республики. Пожалуйста, мы с Вами будем иметь этот договор. Но, эта дискуссия по словам, она будет бесконечна и она просто не солидна для Президента. Вы понимаете. Я никогда не считал и не делил малых республик, больших, средних и т. д. Нет. Эта, так сказать, имперская позиция, она закончилась. Мы не собрались в Союзе, мы собрались добровольно, приехали сюда — представители независимых государств — и мы обсуждаем эти вопросы. Но бывают бесплодные дискуссии уже, переходят какой-то предел. Председательствующему дается право всегда при этом, хоть в Организации Объединенных Наций, хоть я в Конгрессе в Соединенных Штатов выступал — стукнет кулаком, бум, все, заканчивается. И это не считается, что это диктатура. И это не считается, что ущемление демократии. И это не считается унижением малочисленных народов. Это считается — порядок. Я соблюдаю порядок. Круглосуточно мы здесь дискутировать не собираемся. Мы внимательно Вас выслушали. Мы, кстати, посмотрите, приняли предложение первое, второе, которые Вы внесли.

РЕСПУБЛИКА АДЫГЕЯ:
Перед тем как подписать, можно уточнить одну деталь? Относится ли к первой статье последнего абзаца, где речь идет о прекращении огня и передислокации, прекращение огня уже обозначено — пятое, 12.00. А передислокации время не обозначено. Когда это? Одновременно или же?

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Я считаю, что (военные здесь меня могут поправить) передислокация одночасно не может быть осуществлена, она требует времени. Сколько это? Три, пять суток, неделя, две недели? В конце концов, мы принципиальный политический документ подписываем.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Комиссия определит.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Да, Комиссия действительно во главе с Георгием Степановичем определит уже какой срок. И они подпишут еще несколько соглашений между собой: вместе с Грузией, вместе с Абхазией. Все представители будут. Определятся объекты охраны (Павел Сергеевич мне подсказывает), какие это объекты охраны, сколько надо времени, железная дорога, электростанция или еще что-то, которые надо взять под охрану, под защиту.

А. А. ДЖАРИМОВ: Борис Николаевич, можно считать, что эта запись как создание, все-таки, трехсторонних сил?

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Это безусловно. Это прямо написано.

А. А. ДЖАРИМОВ: Что члены Комиссии создают соответствующий орган... то есть это смешанный контингент миротворческих сил.

С. В. ХЕТАГУРОВ: В тексте этого нет.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Второй абзац, стр. 2 посмотрите, там прямо написано об этом.

В. Г. АРДЗИНБА: Мне весьма обидно, Борис Николаевич, что такой важный документ, от которого зависит судьба народа, который я здесь представляю, все же подписывается путем такого жесткого давления на представителя маленькой Абхазии.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Судьба народа будет определяться нашей реальной потом позицией. А вы реальную позицию увидите, в России в том числе, а, может быть, и в первую очередь.

В. Г. АРДЗИНБА: Борис Николаевич, главная цель этого документа — это не столько вывести те войска, которые введены на территорию Абхазии, а расформировать тех добровольцев, которые пришли в Абхазию помогать им от геноцида. Вот что получается и из текста это совершенно четко явствует.

В. Г. АРДЗИНБА: Народ Абхазии, это все, кто живут на территории Абхазии. Я сказал «народ Абхазии».

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Надерашвили подписал. Ну что, 95 процентов подписали. Две главные подписи есть. Я поздравляю.
(Аплодисменты). Я прошу техническую службу, несмотря на некоторые сомнения Владислава Григорьевича, тем не менее те, кто уверен, что сегодня принят серьезный документ, который сделает перелом, как сделали такие документы в Осетии и Приднестровье, внести подносы с шампанским. Я Вас очень прошу, Владислав Григорьевич, я уверен, что после подписания этого Договора мы найдем общий язык и устраним те сомнения, которые возникают в процессе подготовки любого документа, а тем более такого ответственного. Я не знаю, как другие члены делегации, я вас прошу.

А. М. МИРЗАБЕКОВ: Мы обращаемся к вам, наши братья из Абхазии. Это исторический момент, другой такой возможности не будет. Может быть, и ущемлены какие-то интересы, но я обязан подписать этот документ. Просто обязан. И все остальные вопросы между республикой Грузией и Абхазией решить возможно. А сейчас надо прекратить войну и положить конец возможности войны на всем Кавказе. Вы просто не имеете права не подписать этот документ. Мы просим вас, подпишите. И Борис Николаевич, и все мы здесь сидящие, гарантируем, мы будем вам помогать, поддерживать вас в ваших справедливых требованиях. А сегодня, если вы не подпишите, это уже новый конфликт. Вы берете на себя очень серьезную ответственность. Пожалуйста, прислушайтесь к просьбе кавказских народов, всего Кавказа и России тоже, подпишите этот документ.

А. X. ГАЛАЗОВ: Владислав Григорьевич и уважаемые абхазские братья! Мы, представители Северной Осетии тоже с сомнениями, но подписали в Сочи то соглашение, которое привело к миру в Южной Осетии. Это первый шаг, причем шаг значительный. И, я считаю, что этот шаг, как бы вам тяжело ни было, какие бы сомнения вас ни обуревали, надо этот шаг сделать.

За этим шагом последуют другие шаги. И то заявление, которое сейчас сделал Борис Николаевич от имени всех представителей республик, областей, краев Северного Кавказа и от всей Росгнл. Это очень серьезное заявление, и к этому вам нужно прислушаться.

Мы все вас просим, чтобы вы вместе с нами этот документ подписали. Мы вместе с вами проконтролируем эту ситуацию.

В. Н. САВЕЛЬЕВ: Я хотел бы сказать, Владислав Григорьевич, если Вы не подпишите этот документ, нам трудно будет в дальнейшем вам помогать. Вы на себя громадную ответственность берете и отсекаете от себя всех нас.

В. И. ХУБИЕВ: Владислав Григорьевич, братья из Абхазии. Борис Николаевич, всенародный Президент России, сегодня, если хотите, я не хотел этого слова говорить, но даже унизительно, по-отечески, с большой заботой отнесся с самого начала к решению этой проблемы. Вы поймите, нам очень трудно сегодня объяснять матерям, женам тех ребят, которые погибают на Северном Кавказе. Очень трудно. И кто в этом виноват, тоже трудно объяснить.

Сегодня мы должны все сделать даже хотя бы для сохранения жизни одного человека. Нельзя же при этой серьезной тяжелой ситуации сразу огромный перелом сделать, поставить, как было 10 лет назад.

Первый шаг сделан. Огромный шаг. Президент России, мы, представители Северного Кавказа обещаем вам помочь, будем вам помогать. Никто вас не собирается бросать, так же как и грузинскую сторону. И грузины, и абхазцы были вечными братьями и должны быть братьями. Я вам хочу больше сказать. Если поглубже, пониже опуститься, народы основного населения — ни грузины, ни абхазцы — никто этого не хочет.

И сегодня стать отдельными товарищами, только, вот так вот, это будет, наверное, неправильно. Мы давно с вами друг друга знаем. Первый шаг сделан, сделан по инициативе России, ее Президента — Бориса Николаевича Ельцина, который всегда сдерживал данное слово, я думаю, он и в дальнейшем сдержит это слово. Иначе последствия будут очень тяжелые. Весь Северный Кавказ может загореться. А чем это кончится и для Грузии и для Абхазии вам должно быть известно. Не надо. Я старше вас возрастом. Может, меньше знаю ту обстановку, которая там сложилась, но в жизни и то, что у нас делается, мы это тоже знаем. И знаем, что мы сидим буквально на краю пропасти. Небольшой взрыв, спичка одна маленькая — и большой пожар на Северном Кавказе. Нельзя этого допускать.

Н. А. ДЖАРИМОВ: Владислав Григорьевич, я из Абхазии. Всем известна... — абхазская культурно-этническая общность. Я был в большом сомнении — подписывать или не подписывать этот документ. Если вы заметили, дважды его мне приносили. Но я решился подписать его. Подписать, чтобы придти к мирному урегулированию этого конфликта. Мы все делаем, чтобы не было и добровольцев уже, чтобы уменьшить напряжение, людям оказываем помощь, но подписать документ надо, чтобы сделать крупный шаг к тому, чтобы мирным путем, цивилизованным путем, политическими методами урегулировать этот конфликт. Шаг этот сделан здесь, в Москве, благодаря доброй воле Президента России, Российской Федерации и всех нас.

Я прошу подписать документ.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Я хочу просто два слова, может быть, такое, я бы сказал, умиротворяющее. Может быть, давайте так. Будем считать документ на месяц и через месяц соберемся и скажем: мы были правы или мы ошиблись, — честно, прямо в глаза друг другу. И если мы в чем-то ошиблись, поправить.

В. Г. АРДЗИНБА: Записать в документ нельзя?

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Давайте подпишем ниже. Где документ? Давайте подпишем. У вас на Кавказе слово «мужчины» — это вообще слово, но на Руси у нас тоже между прочим мужчины.

В. Г. АРДЗИНБА:
Я хотел бы сказать всем большое спасибо искренне, потому что во всех ваших выступлениях ощущается боль за то, что происходит в Абхазии, и желание содействовать восстановлению мира в этом регионе.

Могу ли я к вам обратиться с одной единственной, последней просьбой? Действительно, момент исторический и подписание — чрезвычайно важное обстоятельство. Я бы просил это в порядке любезности особой, если это можно, дать мне полчаса на то, чтобы я с делегацией еще раз посоветовался и вернулся в этот зал и сказал. Если можно, я бы просил вас, здесь коллеги хотят тоже, и вот с такой любезностью я хотел бы обратиться к Борису Николаевичу и ко всем.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Владислав Григорьевич, но при том, что мы протокольно, а все стенографируется, записываем, через месяц. Эдуард Амвросиевич, Вы согласны?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Согласен.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Мы встречаемся в этом составе и мы подведем итоги. Вот то самое главное, что нас будет все время как бы контролировать, а как мы: туда, не туда, ошиблись, не ошиблись. Понимаете? То есть это не просто такой политический недоносок — сегодняшний документ, нет, он серьезный, документ и мы в него верим, но тем не менее давайте его проверим.

Исходя из этого, может, Вам 30 минут многовато, может, Вы за 15 минут договоритесь?

В. Г. АРДЗИНБА: Можно и за 15, столько времени, сколько Вам потребуется на чашку кофе.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Для того, чтобы разлить шампанское — 15 минут.

В. Г. АРДЗИНБА: Хорошо.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Итак, заключительное заседание. Владислав Григорьевич, пожалуйста.

В. Г. АРДЗИНБА: Во-первых, все члены делегации очень просили искренне поблагодарить вас, Борис Николаевич, за то огромное дело по решению этого конфликта, которое Вы сделали, поблагодарить всех руководителей республик в составе Российской Федерации, краев и областей, которые помогали нам и в данной ситуации содействовали решению этого вопроса.

Документ мы подпишем. Есть только два момента, которые я хотел, один в качестве вопроса, другой в качестве предложения. Я бы просил, чтобы Вы это учли. Первое. Здесь есть в этой статье, которая касается статьи первой, относительно согласованного уровня. Нельзя ли этот согласованный уровень определить сейчас, с тем чтобы было это известно. Это первое.

Второе. По статье II я запишу свое особое мнение, потому что и не могу с точки зрения ни нравственной, ни правовой осуждать людей, которые пришли в Абхазию жертвовать своей жизнью ради абхазского народа, ради всех народов Абхазии, поэтому такую формулу, тогда либо II статью надо снять, либо я тогда просто, Вы позволите мне, я запишу свое особое мнение, подписав документ, по поводу II статьи, я надеюсь это не нарушит. Самое главное: я документ подписываю. Но хотел бы обратиться с такой просьбой и по поводу согласованного уровня и по поводу статьи II.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Хорошо. Владислав Григорьевич, я благодарю Вас и Вашу делегацию за то, что Вы действительно восприняли наше участие как очень искреннее и Вы это почувствовали из выступления наших руководителей республик, прежде всего не из Москвы помогать будут Абхазии, Грузии, другим, а прежде всего сидящие здесь представители, руководители республик Северного Кавказа, Краснодарского, Ставропольского краев, Ростовской области. Это они вам будут помогать. Я считаю, что они всегда к вам относились с большим вниманием и впредь, конечно, эта будет помощь оказываться. Если это будет касаться руководства Российской Федерации, то они всегда обратятся к нам, и мы, безусловно, ответим положительно. Егор Тимурович уже заранее кивает головой, что он поможет этим республикам, если они эти действия направляют на то, чтобы помочь Абхазии в этот очень трудный период. Благодарю Вас.

По существу статей. В отношении II статьи.

В. Г. АРДЗИНБА: Если там слово «осуждают» снять, было бы «органы власти управления республик, краев и областей Кавказа в составе Российской Федерации примут эффективные меры по пресечению, недопущению любых действий с их территорий, сходящимися с положением...» то есть просто снять момент осуждения.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Все-таки демократы все, по крайней мере, многие здесь сидящие, считают себя таковыми, давайте мы согласимся. Главная наша ведь цель не репрессии. Согласны, Эдуард Амвросиевич?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Да, да, считаем, что можно снять.

В. Г. АРДЗИНБА: Статья первая, согласованный уровень.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Может быть, все-таки, чтобы это Комиссия определила уровень?

В. Г. АРДЗИНБА: Будет там учитываться наше мнение при определении?

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Вы же представители Комиссии, будете там и Комиссия будет определять. Комиссия создана Россией пока односторонняя во главе с Хижой Георгием Степановичем. А здесь, в этом документе, что эта комиссия трехсторонняя. Представители всех трех сторон. И эта комиссия определяет: так или так.

В. Г. АРДЗИНБА: Согласен. А представителя Президента назвать можете, своего представителя, который в этой комиссии будет это дело возглавлять?

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Нет. Это я уже назвал. Председатель нашей российской комиссии Хижа Григорий Степанович — зам. председателя Правительства. Он и является как представитель Президента в этой комиссии. А уже общая комиссия и как там председательствовать, всю процедуру — Вы определяете потом, когда всей комиссией соберетесь. Пусть она сама определится. Будет Хижа председателем или через месяц, или через два, или сопредседатели — там много форм. Пусть они сами решают, но не мы же на таком высоком уровне и за таким столом большого диаметра. Владислав Григорьевич, мы договорились? Договорились. Спасибо.

Я хочу выразить удовлетворение Вашей позицией. Я понимаю ваши трудности, Владислав Григорьевич, и члены Вашей делегации. Конечно, это не просто, потому что Вы имеете дело с народом Абхазии, многонациональным народом Абхазии, где и абхазцы, и грузины, и русские, и другие. Вам очень сложно. Но я бы очень твердо хотел бы заявить Вам от имени всех сидящих в этом полукруге, что мы будем вас поддерживать. На это Вы надейтесь. И мы договорились с Эдуардом Амвросиевичем.

Первое и я уже сказал Егору Тимуровичу Гайдару, чтобы немедленно (10 дней) подписать экономическое соглашение между Грузией и Россией. У нас такой получился разрыв, у нас такой получился провал, что, конечно, Грузия от этого пострадала больше значительно, чем Россия. Надо соглашение это подписать, а потом восстанавливать, но и повышать уровень наших отношений. Это первое.

Второе. Мы договорились подписать полномасштабный договор между Грузией и Россией. Нас связывает такая тысячелетняя история, что мы отойти друг от друга не можем. Не имеем права. Мы будем предателями перед своими народами. Поэтому мы сейчас очень интенсивно будем готовиться. И Эдуард Амвросиевич, если мы были бы, допустим, через месяц готовы к подписанию договора... У вас когда выборы?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: 11 октября.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: То к концу октября Президент России согласен приехать в Тбилиси и подписать такой договор. Не в Москве.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Спасибо.

Б. Н. ЕЛЬЦИН:
Опять еще раз подчеркнуть, что у нас нет имперских амбиций, что мы с уважением относимся к каждой республике, к каждому государству. Я приеду, а я уверен, меня к этому не сместят, приехать в Тбилиси, прекрасный город, который я хорошо знаю и не один раз там бывал, в том числе с Эдуардом Амвросиевичем. Это действительно прекрасный город, если не из сказки, то по крайней мере красоты, и подписать там наш договор.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Спасибо.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: А ратифицировать как обычно полагается, если подписываем в Тбилиси, потом обмениваемся грамотами в Москве.

Дали на подпись?

Я хочу поблагодарить всех. Я понимаю, каждый сегодня перешел через какую-то немножко свою черту, которую он определил в своей судьбе, в своей жизни, что нет, через эту черту нельзя переходить, этическую, национальную и т. д. Но никогда не может быть согласия многих, если кто-то или каждый не сделает именно полшажка, четверть шажка навстречу тому, чтобы нам объединиться. Такого не бывает, когда мы все время будем на большом диаметре, но никогда не вместе.

И то, что мы сегодня договорились, то, что мы сегодня подписали, еще раз вам говорю и я вам твердо обещаю. Россия будет и защищать, конечно, свои интересы, но одновременно никогда не вмешиваться во внутренние дела, никогда. И Россия за целостность государства была во всех позициях и остается сегодня.

Я очень удовлетворен позицией, что руководители наших республик, России, северо-кавказских, а также Краснодарского, Ставропольского краев и Ростовской области за то, что они сегодня, я бы сказал, очень от души сказали свое мнение, Владислав Григорьевич, что они-то уж по крайней мере за вас, и что они, конечно, будут как-то принимать все меры, чтобы защитить вас вместе с нами, если вдруг что-то произойдет, хотя я считаю, что сейчас дело пойдет на примирение. Я всех очень благодарю.

(Аплодисменты)

Считаю, что мы сделали большое дело, и можно выпить по бокалу шампанского.

ფოტოზე: აფხაზეთის ტრაგედია / Трагедия Абхазии

ИТОГОВЫЙ ДОКУМЕНТ МОСКОВСКОЙ ВСТРЕЧИ


Президент Российской Федерации и Председатель Государственного Совета Республики Грузия,

обсудив при участии руководителей Абхазии, северо-кавказских республик, краев и областей Российской Федерации положение, сложившееся в Абхазии,

стремясь к скорейшему прекращению огня, преодолению чрезвычайной кризисной ситуации и созданию условий для полномасштабного политического урегулирования в Абхазии, которая стала зоной вооруженного конфликта,

подтверждая приверженность духу и букве Устава ООН, принципам Заключительного Акта СБСЕ, Парижской Хартии для Новой Европы, Хельсинкской Декларации 1992 года,

считая недопустимыми любые посягательства на общепризнанные принципы территориальной целостности государств и неприкосновенности их границ,

уважая права и свободы человека, а также права национальных меньшинств,

договорились о следующем:

Статья 1
Обеспечивается территориальная целостность Республики Грузия.

Все участвующие в конфликте вооруженные формирования с 12.00 5 сентября 1992 года прекращают огонь и любое применение силы друг против друга. При этом участники конфликта обязуются до вступления в силу прекращения огня воздерживаться от каких-либо наступательных действий.

Одновременно создается Комиссия по к нтролю и инспекции из представителей, назначаемых органами тети Грузии, в том числе Абхазии, и России. Комиссия обеспечив ет соблюдение прекращения огня, выполнение других положений энного соглашения в соответствии с разработанными ею процедурами.

Для выполнения возложенных на нее задач участники Комиссии придают ей соответствующие подразделения, осуществляющие разоружение, расформирование и удаление из Абхазии, а также недопущение в Абхазию незаконных вооруженных формирований и групп, с тем чтобы обеспечить строгий контроль по всему периметру зоны конфликта.

Комиссия осуществляет наблюдение за тем, чтобы после прекращения огня и передислокации войск вооруженные силы Республики Грузия в зоне конфликта не превышали согласованного уровня, необходимого для достижения целей настоящего соглашения (охраны железной дороги и других определенных объектов).

Рекомендации Комиссии незамедлительно рассматриваются властями всех уровней.

Статья 2
До 10 сентября 1992 года производится обмен задержанных лиц, заложников, пленных и других, по принципу «всех на всех».

Статья 3
Стороны запрещают и не допускают любые террористические акты и захват заложников и принимают эффективные меры по привлечению к ответственности виновных.

Статья 4
Принимаются незамедлительные меры к устранению помех на путях движения товаров, услуг и лиц, занимающихся законной деятельностью. Будет обеспечиваться бесперебойное и безопасное функционирование соответствующих наземных, воздушных и морских путей сообщения, охрана границы.

Особое внимание будет уделяться обеспечению безопасности соответствующих участков Закавказской железной дороги, в том числе путем создания совместного механизма.

Комиссия по контролю и инспекции представит необходимые рекомендации по этому вопросу.

Статья 5
Обеспечиваются условия для возвращения беженцев в места их постоянного жительства. Им оказываются необходимое содействие и помощь.

Принимаются меры по розыску лиц, пропавших без вести, и по эвакуации желающих выехать из Абхазии.

Статья 6
В зоне конфликта принимаются эффективные меры по прекращению и недопущению насилия и грабежей, привлечению к ответственности виновных.

Статья 7
Стороны примут меры по восстановлению пострадавших районов и оказанию гуманитарной помощи, в том числе на международной основе, населению, пострадавшему в ходе конфликта. Определение порядка доставки и распределения такой помощи возьмут на себя организации Красного Креста в координации с Комиссией по контролю и инспекции.

Статья 8
Стороны подтверждают необходимость соблюдения международных норм в области прав человека и национальных меньшинств, недопущения дискриминации прав граждан по признаку национальности, языка и религии, обеспечения проведения свободных демократических выборов.

Статья 9
Вооруженные Силы Российской Федерации, временно находящиеся на территории Республики Грузия, в том числе и в Абхазии, соблюдают строгий нейтралитет и не участвуют во внутренних конфликтах.

Все органы государственной власти и управления в Республике Грузия, в том числе и в Абхазии, обязуются уважать нейтралитет дислоцированных там Российских Вооруженных Сил и пресекать противоправные действия в отношении военнослужащих, членов их семей и военного имущества.

Статья 10
Стороны будут содействовать возобновлению к 15 сентября 1992 года нормальной деятельности законных органов власти в Аб-азии.

Статья 11
Органы власти и управления республик, краев и областей Северного Кавказа в составе Российской Федерации примут эффективные меры по пресечению и недопущению любых действий с их территории, расходящихся с положениями настоящего соглашения.

Oни будут содействовать его выполнению и установлению мира ! регионе. Они предпримут усилия по разъяснению положений на-:тоящего соглашения среди населения.

Статья 12
Стороны обращаются к ООН и СБСЕ с просьбой поддержать [вложенные выше принципы урегулирования и оказать содействие ! их реализации, включая направление миссий по установлению фактов и наблюдателей.

Москва, 3 сентября 1992 года

За Российскую Федерацию

Г. С. ХИЖА
А. В. КОЗЫРЕВ
П. С. ГРАЧЕВ
А. М. МИРЗАБЕКОВ
М. М. МАГОМЕДОВ
В. М. КОКОВ
Х. М. КАРМОКОВ
В. Н. САВЕЛЬЕВ
В. И. ХУБИЕВ
С. В. ХЕТАГУРОВ
А. X. ГАЛАЗОВ
А. А. ДЖАРИМОВ
Согласились:

В. Г. АРДЗИНБА
К. К. ОЗГАН
Т. НАДАРЕИШВИЛИ
За республику Грузия

Т. И. СИГУА
Т. К. КИТОВАНИ
А. Д. ЧИКВАИДЗЕ





А. X. ТЛЕУЖ
В. Н. ДЬЯКОНОВ
Е. С. КУЗНЕЦОВ
В. Ф. ЧУБ
 
www.ai-ia.info
მთავარი აქტუალური არქივი კონტაქტი გამომცემელი
Copyright// შპს "აი ია."
 
Ferienhaus Nordsee buchen Counter Besucherzähler Counter Besucherzähler Besucherzähler für die Homepage